Рецензия на книгу «Записки уголовного барда»

  • Александр Новиков

Главный герой одной книги выходит из дома на улицу, чтобы сходить в пивную, и домой возвращается очень нескоро. В пивной его ловит агент госбезопасности и отводит его в тюремную камеру. Из камеры его направляют в сумасшедший дом, оттуда – в палату симулянтов, где главное лечение – воздержание от еды, где «пациенты» настолько голодные, что готовы съесть даже зубную пасту. Оттуда – в гарнизонную тюрьму, где «гоняют коня», где в карцерах-одиночках охрана особо буйным ломает рёбра, а склонным к побегам постояльцам запрещается носить штаны, и те вынуждены ходить в кальсонах. В арестантском вагоне его отправляют на фронт. Книга считается незаконченной. Это – 1914 год и Австро-Венгрия. И это – похождения бравого солдата.

Главный герой другой книги выходит из дома, чтобы сходить в магазин за стройматериалами для ремонта своей квартиры, и домой возвращается очень нескоро. На улице его ловят агенты госбезопасности, которые и сопровождают его в отделение, где сообщают ему, что он «нуждается, если не в психиатрической, то в тюремной изоляции наверняка». Дальше начинается «Одиссея». Камеры, где «гоняют коня», где особо опасные постояльцы-«полосатики». Карцера-одиночки, «нулёвка», где обитатели замерзают. В арестантском вагоне его отправляют в лагерь, где есть хотят так, что на свиданиях съедают конфеты вместе с обёртками. Книга считается незаконченной. Это – 1986 год и СССР. И это – записки уголовного барда.

«Записки уголовного барда» — автобиографическая книга Александра Новикова, появления которой поклонники творчества артиста ждали лет двадцать. До выхода книги я ездил на концерты Новикова в Питере, и даже как-то один раз встретил в Хельсинки девушек-музыкантов из Екатеринбурга, которые на виолончели исполнили для меня «Шансонетку» прямо посреди туристической улицы Aleksanterinkatu.

Я ни в коем случае не сравниваю Ярослава Гашека и Александра Новикова, не сравниваю я и бравого солдата с уголовным бардом. Я лишь хочу показать, что ничего не изменилось – если общество имеет к индивиду претензии, то сначала будут решать, куда определить – в дурдом или в тюрьму, а потом отсутствием еды, побоями и тяжёлым физическим трудом начнут «лечить», делать «нормального человека».

Прежде всего, должен сказать, что «Записки уголовного барда» написана фирменным стилем Новикова. Если бы даже на обложке не было фамилии, я бы узнал автора. Когда читал, слышал голос Новикова. Этот стиль невозможно подделать. Пересказывать сюжет книги я не стану – уверен, каждый, кто захочет, прочитает книгу сам. «Записки уголовного барда» – это документ своего времени. Если вы увлекаетесь подобной литературой, и на вашей книжной полке можно найти художественные произведения, повествующие о советской пенитенциарной системе, то книга Александра Новикова имеет полное право занять там своё почётное место.

Несмотря на далеко не весёлую тематику, в книге присутствует юмор. Юмор этот можно считать тюремным, лагерным, каким угодно, но он там есть, и местами заставляет читателя улыбаться. Начальник лагеря с его «вот так дело, значит, дело…». Захар, как кладезь лагерной мудрости, специалист по обыгрыванию ситуаций. Удав, кидающий домино, рассуждающий про «многовато». Новиков прекрасно справился с задачей передать характерные особенности устной речи героев книги, и это одна из причин прочитать «Записки уголовного барда».

В книге «Записки уголовного барда» прослеживается наличие какой-то элементарной справедливости. При всём том беспределе, что, несомненно, имело место быть, было что-то и хорошее. Работать заставляли? Да, заставляли. Но это лагерь. Но ведь были и выходные. Но ведь и колбаса с помидорами иногда была. Не всегда, не постоянно, но всё-таки! Свидание с женой разрешили, и не просто свидание, не день, не два, а три дня! Для лагеря это всё-таки привилегия.

Вувузелы гомосексуализма (с) представлены в книге достаточно подробно – с наблюдательностью учёного-этнолога автор знакомит читателя с их средой обитания, обычаями и нравами, с их поведением в зимний период, с их фольклором. С ними тоже в книге прослеживается некоторая, весьма своеобразная, причудливая справедливость. Наверное, не все из «каждый пятый» стали такими заслуженно, но вот автор книги уточняет, за что именно исполнители песенки «про кузнечика» отбывают в местах лишения, т.е. не просто так они оказались «за шторкой».

Или «мужик»-болгарин, попавший в лагерь за незаконную вырубку леса. Здесь тоже своя справедливость, здесь очень даже логично. Если ты так любишь вырубать лес, то почему бы тебе, болгарин, не делать это в лагере на благо страны? К этой же элементарной справедливости можно отнести и блестящий ответ одного из начальников на жалобы приезжающих на свидание, почему так грязно, и почему везде крысы: — «А не надо в тюрьму садиться!» На это и ответить-то нечего! Что тут скажешь. Против такой житейской мудрости не попрёшь.

Не могу не заметить, что в своей книге Александр Новиков случайно «угадал» одну вещь. Знать этого он не мог, и поэтому именно «угадал». К моему сожалению, именно эти строки из «Записок уголовного барда» расходятся в социальных сетях, именно эти строки привлекают внимание «патриотов», и они же могут навсегда отвратить целую национальность от прочтения этой книги. Да-да, я про библиотеку.

Мне показалось важным то, что Новиков, в отличие от многих других авторов, совершенно не идеализирует лагерных сидельцев. Наоборот! Если кто-то считает, что в СИЗО или в лагере содержатся сплошь честные и высоконравственные граждане, то после прочтения книги становится понятно, что это не совсем так. Не испытывая никакой симпатии к таким персонажам «Записок» как Захар, Петруха, Удав, да и ко многим другим, автор характеризует их словом «мрази». Колбасу с помидорами, может, и предложат, но её ведь у кого-то отобрали. Принцип «всё делать чужими руками», опять же. Если у тебя новые кроссовки – снимай, ему нужнее. Интриги, подставы. И так во всём. Один из рецептов общения с окружающими можно найти в записке «Золотая лопата».

Как филолог, рассказывая о книге Александра Новикова, я не могу обойтись без литературных параллелей. С одной из таких я, собственно, и начал свою рецензию. Этой же хочу и продолжить. Во время беседы уголовного барда с одним из начальников, тот спрашивает у Новикова, кого автор имеет в виду под словами «ихни бюсты-вши»? Новиков отвечает уклончиво. Как тут не вспомнить одного из сокамерников бравого солдата Швейка, сочинившего стихи про «австрийского вшивца». Его тоже на допросах спрашивали, кого он имел в виду. Швейк учил его отвечать, что «вшивец» — это «вошь-самец».

И, конечно, отдельно хотелось бы выделить главу «Стоматолог». Блестящая, шикарная «записка». А теперь открываем рассказ Антона Павловича Чехова «Хирургия». Да это же Чехов! Есть, наверное, в стоматологии что-то очень привлекательное для русской литературы. Как совсем уж дотошный филолог, замечу, что название книги «Записки уголовного барда» в своей аббревиатуре даёт З.У.Б. Или З.У.Б. даёт, исходя из общей направленности произведения.

Настало время сказать о языке, которым написана книга. Обилие обсценной лексики может смутить одних, и вызвать бурю радости и восторга у других. Наверное, это не самая подходящая литература для школьной программы, и на свидания с девушками, наверное, «Записки» брать не нужно, но для своей книги, для реалий того времени и места, Новиков нашёл самые подходящие слова. Позвольте мне привести цитату из Гашека:

«Жизнь — не школа для обучения светским манерам. Каждый говорит, как умеет … не пособие о том, как держать себя в свете, и не научная книга о том, какие выражения допустимы в благородном обществе. Это – историческая картина определенной эпохи.

Если необходимо употребить сильное выражение, которое действительно было произнесено, я без всякого колебания привожу его здесь. Смягчать выражения или применять многоточие я считаю глупейшим лицемерием. Ведь эти слова употребляют и в парламенте.

Правильно было когда-то сказано, что хорошо воспитанный человек может читать все. Осуждать то, что естественно, могут лишь люди духовно бесстыдные, изощренные похабники, которые, придерживаясь гнусной лжеморали, не смотрят на содержание, а с гневом набрасываются на отдельные слова. Люди, которых коробит от сильных выражений, просто трусы, пугающиеся настоящей жизни, и такие слабые люди наносят наибольший вред культуре и общественной морали. Они хотели бы превратить весь народ в сентиментальных людишек, онанистов псевдокультуры….

Употребив в своей книге несколько сильных выражений, я просто запечатлел то, как разговаривают между собой люди в действительности».

К минусам книги я бы отнёс то, что она легко и быстро читается, если это можно считать недостатком, и отсутствие иллюстраций. Думаю, у автора есть возможности найти хорошего художника-иллюстратора, книга от этого хуже не станет.

В книге «Записки уголовного барда» Александр Новиков рассказывает о появлении стихов «На восточной улице…», о создании песни «Женский этап», без труда можно узнать «…и глядело дуло в лоб мне прямо…», угадывается и эпизод с «Полудурком». И закончить свою рецензию мне хотелось бы именно стихами Новикова, строками, в которых, на мой субъективный вкус, наиболее полно отражается личность Поэта:

…Мелодия крутилась

В косматой голове

И лодка «Наутилус»

Плыла по синеве.

И дождь бежал по лужам,

Не разбирая ног,

И был уже не нужен

Пронзительный звонок.

Роняло солнце капли

И таяло, истлев.

Черёмухи, как цапли,

Уснули, не взлетев.

Невидимою свечкой,

Сгорая, канул день,

И мысли бурной речкой

Катились набекрень.

…И волосы льняные,

Застывшие рекой,

Так хочется поныне

Попробовать рукой…


Автор:
Алексей АБАТОВ
15 января 2017 года, «Комсомольская правда»

Вам также может понравиться ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *